IT-эмиграция и проблемы адаптации

Ит сфера еще совсем юна и беспечна. Она похожа на крохотную, но стремительно развивающуюся страну – сюда рвутся молодые и амбициозные, которых правительство принимает с распростертыми руками по причине низкой популяции в стране, даже если они не такие уж амбициозные. Ранее местность была дикой и невспаханной, поэтому страна имеет лишь небольшую когорту коренных жителей, проведших здесь полжизни. Все хорошо – ряды граждан пополняются идейными молодыми людьми, которые непременно станут двигателем прогресса, строятся небоскребы и внедряются технологии, но есть одно “НО”.

Каждая группа юных исследователей должна иметь в лидерах мудрого старца, способного определить северное направление по расположению мха на дереве, предвестить дождь, оценив высоту полета чаек, работать по методологии Agile или Waterfall, иначе юнцы могут двигаться в ошибочном направлении. Среди группы затерявшихся вполне может найтись предводитель, который поведет за собой остальных и без чьей-либо помощи, но фамилия его с большой долей вероятности будет “Сусанин”. Во избежание рисков на каждую группу приезжих выдают по одному такому старцу из числа коренных жителей, однако, оценив поток эмигрантов, правительство понимает, что величины несоизмеримы и лидеров в итоге не хватит. Тут-то и приходит черед тянуть оных извне.

Я не местный или “Ду ю спик инглиш”

Приглашения высланы, визы открыты, люди согласны на переезд практически без раздумий потому что страна ИТляндия может предложить хорошие условия жизни. Мудрые старцы позабыли о преклонном возрасте и умиротворении и, собрав чемоданы, сломя голову мчатся на ближайший авиарейс. Всё волнующе, ново и… непродуманно. Ступив на новую землю, становится понятен тот факт, что здесь говорят на другом языке, который старцам вовсе неизвестен или знают о нем понаслышке.

Здесь вступает в игру язык жестов. Люди пытаются коммуницировать, улавливать все на ходу. Спустя некоторое время они уже способны назвать предметы первой необходимости и описать простейшие процессы их повседневной жизни. Тесное общение с носителями языка в комплексе с его интенсивным изучением на дополнительных курсах дали бы колоссальный результат и возможность свободной коммуникации с остальными жителями, но все не так просто. Довольно скоро новоприбывшие вспоминают о том, что их сюда пригласили наставлять, а не учиться.

IT emigrants

Примечание: Можно бы списать многое на недостаточно четко знающих свое дело HR-менеджеров (такое можно встретить не так уж редко), однако зачастую проблемы кроются глубже. Человек с хорошей технической базой может обладать плохими коммуникативными качествами, так же, как и коммуникатор может быть очень далек от технических направлений. И можно бы сказать что-то сродни “так найдите сбалансированного”, но нельзя. Найти качественные, уже сформированные и готовые к бою кадры непросто, а перехантить – куда более сложно. Здесь все часто упирается в финансовые возможности, поэтому выращивание кадров путем их обучения – наилучший вариант для “Пока ещё не TOP” представителей рынка. Отсюда и произрастают люди изначально “not quite IT”. Совсем свежие исследования DOU говорят о перенасыщенности кандидатов на должность PM, из чего можно сделать вывод о том, что отобрать в компанию хороших проджектов совсем несложно. Можно, но он вряд ли будет верен хотя бы потому что количество кандидатов отнюдь не коррелирует с их качеством, или даже коррелирует, но в негативном смысле. Приблизительно 25 кандидатов на должность довольно красноречиво свидетельствуют о том, что искатели золота сочли лазейку за Клондайк.

Как некомпетентный компетентного учил

Обучившись элементарным сленговым фразам, наши старцы (оказалось, что в этой стране они не такие уж мудрые, потому что излагать свои мудрости они не могут) пытаются обозначить свое положение четко и ясно. Они вспоминают свой былой жизненный опыт в другой стране, вспоминают тамошние законы и обычаи. В этот момент все и катится по наклонной. Этот процесс сродни беженству, когда люди, предавшиеся бегству из своей страны, трансформируют приютившее их государство в то, откуда они сбежали.

Неспособность говорить на языке масс делает некомпетентным даже профессионала до тех пор, пока он не обретет навык общения и взаимодействия. Нежелание обучаться в комплексе с попытками навязать свои обычаи становятся айсбергом для Титаника в карьере прибывших иностранцев. Созвучные слова в разных языках мира не всегда несут один посыл. То, что для русского – бич, для американца – ругательство.

Примечание: Под компетенцией и коммуникационными навыками я подразумеваю не конкретно tech или soft skills – эти навыки (а точнее их недостаток) могут быть скомбинированы в разных пропорциях. Неспособность к коммуникации здесь может выступать как непониманием терминов для целостного общения с программистом или незнание техник ведения проекта, так и непониманием того, как нужно общаться с командой на уровне сугубо человеческом и незнание базовой психологии (а программеры порой — довольно специфичные личности). Люди, пришедшие на управленческие должности в IT извне, должны понимать особенности рынка и применять далеко не все практики управления из предыдущего опыта.

Эмигрантоненавистник, что ли?

do not enter

Суть фиаско в том и кроется, что коренные и заранее обученные, адаптированные жители ИТляндии крайне недружелюбны к гостям, гуляющим по квартире обутыми. Хочу ли я сказать этим, что этот самый “some king of свитчинг” на руководящие или менеджерские должности в сфере IT невозможен? – Нет. Этого я точно сказать не хочу и не могу. Многие люди адаптивны сами по себе и имеют склонность к точным наукам наряду с ментальными способностями. Все, что нужно делать новоприбывшим, — быть готовым интенсивно обучаться, говорить на одном языке с жителями и не забывать разуваться, придя в гости.

Расскажите друзьям:Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on Twitter
Автор: Дмитрий Белько